Мишкины шишки
или новые шутийные истории



Конец мая, 2017 - Свадебное приглючение
В двух частях, с оркестром, хороводом и матерными частушками


Первая приглючёвина тут.

- А теперь - втора-ая! - завопил дедушка и втопил педаль. (c) старый анекдот.

Вечером я, как прикатил, тут же завалился спать - у меня ж "найтмод". Проснулся опять в пятом часу утра - режимчик, блин, но заняться всегда есть чем. Грузанул мессенджер, шучу рапортом:

"Ну так, забавно, конечно, но рассказать мало чего есть. На сей раз даже эссе вряд ли получится"

Как же я ошибался.

Ну пораскидал почту, почитал новости, отписался менеджерам ресторанным - там редкостная "веселуха", то говорят - копай, то - не копай! Всмысле в первый раз играли с саксофонистом - я часть своей программы сделал сольной, ну вот, как на свадьбе играл, но шефповар высказал своё решающее фи - фигня, пусть лучше всё под минусы лайлабают. Ну ладно, чего уж. А сейчас мне писали, что на той неделе нас слушал гендир, и ему не понравилось - а чего всё как у всех, фонограммы эти дурацкие? Гитарист ж вот играл один раньше, круто было. В общем, теперь опять надо вернуть сольный сет. Ох уж эти боссы...

В общем банальный скучный выходной день. Хотя у артистов будни обычно и выпадают на праздники, но у меня ничего на субботу-воскресенье намечено не было, думал хозяйством заняться, прочей бытовухой, как, вдруг, звонок где-то около полудня:

- Алё, Миха?! - сипел телефон, - Миха! Короче, это Борян!

По моим прикидкам, даже гипотетическим - на второй день после свадьбы, да ещё и в выходной день, да ещё и заполдень не перевалило - все постсвадебные гости обязаны находиться в состоянии штабелей, дюбелей и прочей недвижимой бутафории. Удивительно.

- Ага, Борис, привет! - говорю.

- Короче, Миха, - вальяжно голосит смарт, - Как я грил, мой друган вот месяц назад пивнушку открыл, и есть тема там поиграть! Короче, ты как на это смотришь?

- Да вполне, только вряд ли сегодня...

- Да не-е, не сегодня, - вопит Борян, - Я вообще. Тока это, короче, оно в Комарово. Я понял тебя главное туда как-то привезти, да?

- Ну да, - смеюсь, - Привезти, и, желательно, всё-таки затем отвезти. А за работу я не так много беру. Только "доставка" за счёт заказчика - единственное условие.

- Во, во, это ясно, это верно, это по-нашему! - одобряет Борян, - Я вот думаю, что тебе вообще надо больше движухи, Миха, а иногда можно и на бабло плюнуть. Короче, верно я говорю?

- Ага, я примерно так и живу, - хмыкаю, - Мне главное за свой счёт на "работу" не ездить.

- Да ты наш паря, Миха! - братается динамик телефона, - Короче я расскажу другану, но ты будь готов!

- Усехда готоу, - бравирую в микрофон. Трубка что-то хехекает в ответ и отключается.

Пожимаю плечами - ну мне, в целом, пофигу где играть. Ресторан, свадебный open-air, или деревенская пивнушка. Вообще и гонорар не обязателен - шляпу можно положить. Хотя - парадокс: саксофонист, с которым я играл в дуэте на Невском - "профессиональный" уличный музыкант, бабла немерено гребёт, порой по десятку килограмм мелочи за день, пришлось даже специальный аппарат сортирующий монетки покупать, в ресторане при этом наш "рекорд" за четыре часа игры - пятьсот рублей на двоих. Прямо скажем не густо. Я это объясняю "кумулятивным эффектом", разницей эстетики и обстоятельств - люди идут мимо метро, видят музыкант играет, слепой, неплохо дудит - надо поддержать, пусть и монеточкой. И так сто раз подряд. С каждого по десяточке - вот тебе и тысяча, семь старушек - рупь. А в ресторане и проходимость иная, и уровень затрат и запросы. Если уж давать чаевые - то самый минимум рублей сто, меньше несерьёзно. Так и получается пять сотен от силы - пополам. Впрочем, если дорога за счёт заказчика - ты, всё равно, ничего не теряешь - можно и так. А счастье, в конце-то концов не в деньгах.

Не успел я и обед поставить вариться - опять звонок. Речевой синтезатор сотки пролепетал: "Борян свадьба". Настойчивый малец.

- Угу, Брис, привет ещё раз, - отвечаю.

- Миха! - вопит Борян, - Короче друган согласен, но он, короче, это, охуел, конечно! Туда-обратно таксишку брать это, короче три рубля, пиздец!

Меня всегда улыбает эта брутальная мода - называть тысячи единицами. Впрочем, да, у интернетчиков ещё и не такое услышишь - полтора метра логов, гектар песен, кило текста...

- Ого, - говорю, - Далековато, однако. Я, обычно, в центр езжу, там рублей триста в один конец.

- Триста? А-а. Ну, дык, хуле! - орёт Борян, - Комарово, бля! Но, Миха, короче, я чонить придумаю!

- Обязательно, - смеюсь, - Я тоже гляну по навигатору, где хоть это.

- Да, нахуй, в жопе! - радостно голосит Борян, - Миха, а ты только этот, как его, джаз играешь, да? А для души чо-нить?

Вообще вопрос ясный. Тем более в контексте этакого "Ну чоты" стиля. Следовало ответить - да, шансон и Сектор-газа не мой профиль. Но я тяжко задумался. Джаз я, конечно же, люблю, это поистине универсальнейший всеохватывающий стиль. Но всё-таки уже несколько лет подряд занимаюсь так же и звукозаписью - сочиняю безумные концептуальные песенки, неоромансы на стихи современных поэтов - как раз "для души". Ясно, как бахов-день, что Боряну-из-Комарово подобное "творчество" как таракану мелок "машенька" деликатес. Но я сказал:

- Нет, не только. По кафешкам, да, обычно играю джаз, а, вообще, у меня много всякой-разной музыки в закромах.

- Да? - как-то недоверчиво спросил Борян, или впервые услышал слово "закрома", - Это, Миха, а где можно тебя послушать, короче?

- Могу ссылку на soundcloud прислать, или демки на е-мейл, - говорю.

- Е... Ёб... Мейл?! Пароли эти... Да ну нахуй! - убито изрекает Борян, - У тебя может, это, вайбер там, или вацап есть?

Whatsapp я инстальнул на смарт буквально неделю назад - тестировал всего однажды, но вроде разобрался, работает. Вся беда в том, что не все общепринятые программы озвучиваются слепецкими читалками-скринридерами. А некоторые озвучиваются, но для элементарного действия, на которое "нормальным" людям требуется один клик мышкой или тычок пальцем - вслепую порой приходится танцевать с шаманскими бубнами часами, на грани кидания девайсов об пол, упражняться в чудовищных матерных конь-струкциях и в итоге всё равно получить извечный ответ вечности "а вот нет".

- Да, - говорю, - Сейчас я линкну. Накрайняк, эсэмэсну ж.

- Ништяк, - радуется Борян, - Тады хуячь пока, я тебе ещё чуть позже позвоню, брателло!

- Договорились, - усмехаюсь я всем этим "нахуй-пальцам", но Борян уже отключился.

Неспеша гружу вацап - гляжу, о, и Борян сразу отображается, так-то удобная фиговина. Кидаю ему в чат ссылку на свои песенки, а сам иду чай пить - у меня обед же.

Думал, что минут через двадцать Борян позвонит несколько напуганный и скажет: "Э-ээ, чувак, короче, это, песни пиздец, но, ээ-э... В общем... Как-нибудь потом мы это..." - судорожный подбор слов в духе "я не знаю чего сказать что бы не обидеть". Меня всегда забавляют подобные истории, помню как-то на джазфаке один молодой аспирант включал нам свою музыку, а потом староста курса подбирая слова с потолка пытался объяснить, что "Э-ээ, да, круто, но, э-э, нет, ну, понимаете, лично я, э-э, ну, не моё это...", и всё в том ж духе.

Но Борян поступил проще - он вообще никак не отреагировал. В наш цифровой век "alt+F4" - это сверхуниверсальный метод - если тебе что-то не нравится - не нужно голосить, не нужно подбирать слова, не нужно воинственно махать копьём - просто жмёшь крестик в правом верхнем углу и все счастливы. Ну, кроме извращенцев, вроде меня, кто умеют вытащить полезную информацию даже из "Э-ээ", и кромешного молчания альтэфчетырей.

Чай мой затянулся. В смысле, дело-за-дело, посуда за тряпками, поломойства за душеприкладством и всё такое скучное - сам не заметил, как уж вечер нагрянул - меня даже в сон клонить начало, подскочил-то очень рано. Вспомнил про своих неожиданных меценатов лишь когда вновь увалился в икеевское кресло перед ноутбуком. Но пропущенных вызовов не было. Ну и ладно. Ради смеха - вбил в гугл, где ж это самое Комарово-то?

"Ближайшая станция метро "Старая деревня" в 51км" - безразлично высветил поисковик.

Даль господня... На недельку до второго! Я думал это условное Колпино-Купчино - окраина Питера. Оказалось - дальше Пушкина. Так далеко я ещё не ездил лабухать - не считая вчерашние свадьбы.

Внезапно зазвонил телефон. Я подумал - опять Борян, но нет - Санёк Женников, муж моей сестры. Я как-то долго гуглил - как же называется эта родственная связь, но так и не нашёл, разобрался лишь, что я ему - шурин.

- Алло, Миха! Ты сегодня дома? - провидчески осведомился Санёк.

- Да, вроде, - говорю. Хотя, с моими "найтмодами" - я уж подумывал, а не завалиться ли дрыхнуть?

- Тогда я сейчас приеду, замок поставлю, окей? - предложение было вопросительным, но интонация не ожидающей возражений.

Вообще, Женников - актёр. Как и сестра моя. А история эта со врезкой замков - длиннющая и скрипучая, как-нибудь ещё обязательно расскажу всю мою съёмную эппопею, про всех этих финнов, человека-с-кошкой, и прочие локальные войны во имя вселенского добра, где мне отводилась роль тёмной стороны, но пока ограничусь лишь тем, что речь о возможности запирать комнату - шла уже очень давно, посему, даже если бы я совсем валился с ног, или Боряны на золотых вертолётах звали бы отыграть сетец в Карнегги-холле, я бы ответил Сашку - конечно!

Пока ждал родственного интеллигентного плотника, спасителя от безумных соседей - пошутил в скайп-чате, мол, ну вот, я спать хочу, а тут такие свистопляски.

"Слушай, твои найтмоды стабильно приключаются раз в месяц, этак на неделю... А ты когда-нибудь интересовался сутью женских менструаций?" - отзубоскалил мессенджер.

Мда, пробельчик прогуглинга бытия. Впрочем, теорема Гётеля о неполноте говорит, что всё познать принципиально невозможно, а столпы семиотики, не раз шутили, что короткой цепочкой коннотационных, или проще говоря, ассоциативных рядов - можно связать что угодно с чем угодно, так-что аналогия психических регул не была лишена некоторой частицы юмора, а, как известно, в каждой шутке лишь доля шутки. Но в каждом такте - доли сильные и слабые, а в каждом мозге доли лобные, и в каждой судьбинушке доля горькая, не говоря уж о всяких там горах-долах... Так что шутки шутками, а Санёк - по расписанию уже трезвонил в домофон и было совершенно не до найтмодов.

- Ну как, финн, всё ещё ганджубасит? - вместо приветствий сразу пошутил Женников. Но ведь в каждой шутке...

- Ага, с кошкой у окошка, - ответно хмыкаю.

На самом деле совсем уж полным "краном" сосед не был. Но и "нормальным" его назвать было непросто - чего стоит один факт, что я как-то наткнулся на полную ванну заваренную чаем... Чай этот у него был везде - во всех чайниках, в кастрюльках, чай был навален в раковине, чай валялся на полу, чай целыми горами пирамидился на обеденном столе, чаем пахло на кухне, в коридоре и даже в туалете. Впрочем, если бы одно лишь это - можно было только радоваться, но ещё у соседа была разлюбимая кошка Мямба. Убирать за своей лохматой питомицей сосед не любил и вовсе не считал необходимым, так-что, увы, пахло в туалете далеко не одним только чаем. И чем дальше, тем терминальнее - не только в одном туалете...

К себе в комнату я кошку не пускал - не оттого, что я так уж ненавижу этаких милых пуф-фыстых созданий, а просто проследить за её действиями вслепую было весьма непростой задачей - и лужицы с кучами известного вещества - ещё половина запары, у меня ведь в комнате стояла всякая звукозаписывающая аппаратура - мониторы, пара ноутбуков, инструменты - всё это не особо дружественно к кошачьим когтям. И, если, пока я был дома - мог изнутри запираться на "собачку", то вот, лишь выходил по делам - кошка тут же ломилась ко мне, будто ей там намазано чем было. Впрочем, с учётом того, что сосед её порой не кормил целыми сутками - немудрено, что пару раз, вернувшись домой после "работы" я обнаруживал у себя в комнате настоящую свалку - помойное ведро перевёрнуто, мусор по всему полу, печенье со стола скинуто и обгрызено, разве что куча дерьма не венчала пейзаж - но, запросто, могло быть и такое, намазанное. Добавить факт, что финн регулярно мне рассказывал истории, как он общался вчера с "марсианами", то можно понять, отчего ж я так настойчиво размышлял о возможности запирать пенаты.

- Как прочая движуха? - осведомился Санёк примеряя замок к прорези.

- Ой, в мае вообще жара выдалась, - смеюсь, - Вчера вот на свадьбе играл, телефон не умолкает. Я даже не привык к такому.

- Ну, клёво, - пыхтит Санёк, насилуя дверь, - А замок я, походу, немного не тот купил. Ты завтра дома?

- Даже и не знаю. Пока никто не приглашал, но названивает тут один вчерашний гость.

- Слушай, ну тогда я поехал заменю эту байду, - Санёк был, как всегда, деловит, - Завтра позвоню тебе, если будешь дома, приеду, окей?

Только закрыл за Женниковым дверь - слышу телефон из комнаты надрывается.

- Миха? Это Борян, - оглушил меня динамик, лишь только я нажал на "ответ". Похоже празднование свадьбы таки продолжалось. Если бы сотовые технологии умели передавать перегар - меня бы точно свалило с ног.

- Да-да, привет, Борян, - ухмыляюсь.

- Короче, Миха! - вопит телефон, - Бери тачилу, Миха, и гони к нам! В пизду! Я сам тебе всё оплачу!

- Ээ-э, - несколько теряюсь, - Я, вообще, сегодня уже никуда не собирался...

- Хуйня! - радостно декламирует Борян, - Короче заказывай: Комарово, бар "Сиськи".

- Хм, - прикидываю. Время - семь вечера, ехать минимум час-полтора. Да и адрес странноватый... - А поточнее? Улица там, хотя бы? - всё-таки включаю занудятор.

- Да тут все знают! - ничтоже сумняшеся утверждает Борян. "По всей земле, от самой Москвы и до самых Петушков" - вспоминается мне. Что я там рассказывал про всеохватывающий символизм и коннотационные ряды? По всей земле - от самого Питера и до самого Комарово нет такого человека, кто не знал бы где находится бар "Сиськи".

Кое как узнаю адрес чуть точнее, хотя бы улицу - Социалистическую. Отличное сочетание - бар "Сиськи" на Социалистической улице. Говорю Боряну, что сейчас перезвоню, как узнаю цену заказа. А сам думаю, мол, ёк, куда я еду? Какие ещё Сиськи! Они ж там уже и без меня в те самые сиськи...

Можно было, конечно, сэкономить и вызвать дешёвое такси с романтическим прозвищем "Сатана" - на конце их номера было три шестёрки, за что народ и окрестил столь метко. Но сейчас ключевой вопрос был - доехать в целости и сохранности, чем "Сатана", увы, похвастаться не мог - однажды меня, вообще, вёз некий их господин-ситх, который по-русски понимал лишь "Московский вокзал" и "абанамат". Да и экономить Боряновы баблы?.. Вызвал "Везёт" - чуть дороже, но обычно без эксцессов.

- Тысяча семсот семдесят пять, - вынесла вердикт диспетчерша.

- Заебись! - обрадовался Борян, - Короче, гони, будешь подъезжать - набери ещё меня!

Судорожно начал собираться, переодеваться. Бары барами, сиськи сиськами, а вроде как "на работу" еду. Белая рубашка, брюки коричневые, бабочка изумрудная в цвет гитаре, даже шляпу нахлобучил. В сочетании с тёмными очками - ну мафиози чистой воды. Только сигары не хватало.

Быстрее намешал себе двойной кофе - яж спать собирался, а тут когда ещё вернусь... В контексте этакой стилистики стоило бы спрашивать - вернусь ли вообще?

Не успел отхлебнуть и четверти кружки - звонок. Такси подъехало. Делаю "последний" глоток, ныряю в куртку, цапаю комбик, накидываю гитару на плечи и бросаюсь в ночь. Только круги по воде времени отозвались тихим всплеском. Хронодесантник, блин.

Хотя на улице ещё светло - я, хоть и не вижу, чувствую ласковое тепло закатных лучей, птахи какие-то чирикают во дворе, детский смех слышится с площадки неподалёку, машины шумят где-то за гаражами. Одним словом - жизнь. И я в кожанке, в тёмных очках, шляпе и с гитарой за плечами - клиент компании Харон-трэвел. Вечный сумрак одиночной камеры. Один. Без ансамбля.

- Здравствуйте, это клиент, - перезваниваю я таксисту, - А где вы остановились? Дело в том, что я незрячий, и мне нужно вас теперь как-то найти. Я с гитарой, в кожаной куртке, в тёмных очках и с белой тростью. Увидите меня - бибикните, пожалуйста, - методично излагаю почти уж наизусть заученный "таксистский" стишок.

- А? Бела троя? Биби... - непонимающе переспрашивает водятел. Текстом их южную интонацию не передать...

- Я слепой, - без интеллигентских обиняков прямо объявляю.

- Аа-а! - пугается таксист, но, выйдя на улицу, я тут же слышу заветное "биэп".

Закидываю в салон комбик, сажусь сам. Лучше, конечно, когда водила немного подмогнёт - дабы не общупывать грязные бамперы на предмет - где ж пассажирская дверца? Но иногда проще потом почиститься влажными салфетками, чем что-то объяснять людям. Далеко не всегда, кстати, не понимающим русского языка...

- А Коимарова гиде? - спрашивает таксист, выруливая со двора.

- Я сам туда впервые еду, - говорю несколько озадаченно, - Надеялся, что вы знаете... Да и навигаторы сейчас у всех ж.

У всех, у всех, ан пару раз вляпывался в абсурдные истории, когда дорогу показывал слепошарый пассажир. Но в те разы я ехал отнюдь не "в жопу" и не "в сиськи", как радостно сказывал Борян.

- Да-да, Коимаро-ва! - верещит водила, - А там гиде?

- Улица Социалистическая. Будем подъезжать я позвоню заказчику, сориентируют точнее, - говорю деловито, а сам пока подгружаю свой слепонавигатор. Он за городом хоть и глючит, но всё-таки... А то завезут сейчас чёрт-знает куда.

- Коимаеро-ва, улица Сосисничиска, - бурчит таксист. Раньше я порывался кивнуть, дескать, да, или переспросить - а, чего? Сейчас сразу врубаюсь - говорят не со мной, а с железякой. Не уверен, правда, как речераспознавалка навигатора понимает подобные душераздирающие акценты... Тем не менее, мы ехали. И довольно быстро - пробки миновали субботу.

В машине было довольно душно - я потянулся к ручке стеклоопускателя, но обнаружил лишь обломок шестерёнки. За водилой, из магнитолы надрывался какой-то очередной восточный таркан, слева на меня налегал комбик с гитарой, и я отчего-то вспомнил вчерашнего весёлого Тёму. Ситуация совпадала только по вектору поездки за город - в остальном я будто в парралельный мир угодил. Впрочем, не уверен, может быть Комарово вообще в другую сторону от Пушкина - тогда точно иное измерение.

- А вы гитарист, да? - внезапно, почти без акцента спросил водитель.

- Угу, - киваю, - Еду вот в рестора... Э-э... В баре играть.

- Клёво, - радуется за меня шофёр, - Я вот тоже всю жизнь мечтал научиться играть, да всё как-то никак.

- На самом деле ничего сложного, всё упирается в желание и время. А так, это не скрипка там, или вокал, где без хорошего слуха делать нечего, вполне реально научиться и в зрелости, - вещаю очередной заученный "стишок". Диалог этот повторяется регулярно. Даже чаще, чем вопросы про слепь. Впрочем, таджик за рулём, кажется, понял не весь мой спич. Во всяком случае, остальную дорогу мы проехали в полном безмолвии. Лишь магнитола надрывалась арабской вязью.

Минут через сорок заджазил мой телефон.

- Алё, Миха! Ты где? - всё тем ж "выхлопом" окатил меня Борян.

- К вам еду, - хехекаю.

- Ну я и спрашиваю, ты где сейчас? Или проще дай трубу водиле!

- А мы где сейчас едем? - перезадаю вопрос таксисту.

- Гиде? - тут ж обратно включил таджика водятел, - В Коимаротва! Цьеркоф пириезжаим.

- Возле церкви где-то, - перевожу в сотовый.

- Нахуй! - орёт Борян, - Миха, дай ему трубу, бля, ща я ему скажу куда тут ебошить.

"Я твой дом труба шатал" - проносится у меня в мозгу, ага, договорятся они сейчас. Но смарт протянул шоферюге.

- Наиправа за церкву и приама?.. - несколько испуганно повторял таксист Боряновы указания.

Матерную валидацию я не слышал, но ощущал вянущими ушами. Хорошо, что информационная грязь не оставляет такие ж следы, как материальная - а не то смартфон пришлось бы мыть.

Лишь только я убрал сотовый в карман - мы затормозили, и за окном послышались нестройные приветственные голоса. Щёлкнула дверца. Ладонь мою сдавило рукопожатие.

- Здаро-ова, Миха! - услышал я Борянов голос. Странно, но вживую он даже не казался накатившим. И духан был вовсе не самогонным, а лайтово-пивным, - Выходи пока, а я с этим хуем расплачусь.

Если бы вживую мы бы произносили запятые - я бы мог пошутить - чем, чем? Впрочем, Боряну уж точно было наплевать на все запятые мира.

- Идёмте пока сюда, - услышал я чей-то незнакомый густой женский голос.

Неспеша иду на зов, но за плечо уже хватает неугомонный Борян.

- Давай свой самогонный аппарат, - выхватывает он у меня из руки комбик, - О, а у моего братана, короче, такой же, только больше!

Да я вроде и не собирался мериться у кого больше.

- Тоже музыкант? - спрашиваю.

- Да ну, нахуй... - как-то неоднозначно констатирует Борян. Я так и не понял - расстроен он этим фактом, или, наоборот.

- Вам же розетка нужна? - опять слышу я прежнее контральте.

- Да я взял комбик на аккумуляторе, - говорю, - Могу играть хоть прямо тут, на улице.

- А чо, прикольно! - загорается идеей Борян и приземляет усилитель, - Светка, тащи, короче, стулья! Тут и замутим!

Погода - довольно прохладная, вечер всё ж уже, хотя возражать не стал - в конце концов за язык никто не тянул. Играл я и при куда большем экстриме - а тут даже птички всё ещё чирикают, пусть и сонно. Сажусь в пластиковое кресло с неудобными ручками - такие обычно за столиками летних кафешек стоят. Расчехляю инструмент, подключаюсь.

- Пива хочешь? - суёт под руку пластиковую полторашку Борян. Я невольно усмехаюсь - в народе подобную тару ласково окрестили "сиськами" - так вот что означает название бара...

- Не сейчас, - строго говорю, - А то пальцы вязнуть начнут.

- Уваж-жаю! - хлопает меня Борян по плечу и отходит, - Эй, мудаки! - кричит он, - Сюда идите, ща нам концерт будет!

Я опять улыбаюсь самоопределению аудитории. В мире компьютерной развлекухи есть такая штука, как текстовые квесты Multi Users Dungeons - сокращённо MUD. Их аппологеты тоже себя ласково "мудаками" величают. Но в руках моих уже была гитара - я щёлкнул "on" на комбике и динамик загудел первым септ-аккордом.

- У-у, - весьма неоднозначно протянул баском кто-то подошедший, - Какая моща? Ватт писят?

- Угу, - киваю, - но китай. По сути тридцать. Но, как правило, хватает за глаза.

- Да похуй! - превозглашает Борян и хмыкает пивной титькой, - Давай, заебошь чо-нить этакое!

Как получается - артистично улыбаюсь и тут же бросаюсь в стремнину Take five. Необычная такая джазовая темка на пять четвертей - откуда и название. Хотя, "нормальным" людям, как правило вся эта музыкальная терминология кажется каким-то мракобесием. Я помню и сам, когда только начинал курить весь этот теоретический гранит - поначалу недоумевал, какие на фиг три четверти, или тем более пять четвертей? Четверти чего? Мне представлялась классическая картинка математической окружности в которой заштрихованы дольки - вот это одна четверть, это две, это три, а четыре - полный круг. Пять четвертей - выходит, вообще, 1,25 целого?.. А целое-то где брать будем? Хотя, всё оказалось на самом деле куда проще, и сухой математикой музыку лучше вовсе не измерять. Пять четвертей - просто пять ударов от сильной доли до сильной. Бымц-ку-ку-ку-ку, бымц-ку-ку-ку-ку. Впрочем, не буду плющить я всей этой музыкальщиной, а то она поначалу весьма контузит.

- Заебись! - несколько испуганно изрёк Борян, лишь я повесил финальный аккорд, - А это, чо-нить, ну это...

- Попроще? - смеюсь, - Да я взял флешку с минусами. Сейчас всё будет.

- Не, не, всё круто, - заверяет Борян, пока я втыкаю флешку в USB комбика, - Только это...

Динамик отозвался упругим ритмом бразильской темки Bluebossa. Минорная такая быстрая боссанова. И акценты на слабые доли - тан-тагадига-дан-да!

- Во, ништяк! - за Боряна выносит вердикт басок.

Подхватываю фонерку и слышу приближающийся детский смех, новые голоса. А народ-то подтягивается...

Попробовал выкрутить гейн комбика на максимум - но тот сразу же затрещал. Крути, не крути - Китай. Вообще, я застал ещё совсем невыносимый made-in-China ширпотреб, ломающийся на третий день после покупки, в сравнении с ним - современная китайщина просто вершина мечтаний. Но музыкальные инструменты и оборудование - дело тонкое, почти как сам восток. Так, к примеру, знаю, что лучше не зариться на дешевизну и внешний лоск китайских гитар - дерево капризная штука, и прежде чем сделать из куска древесины условную скрипку, его нужно долго и нудно высушивать, причём правильным образом, а китайцы фигачат прямо так, как есть - в результате инструмент получается красивый и даже неплохо звучит первые полгода, но, спустя некоторое время, гриф такой гитары буквально закручивает узлом - строй плывёт, играть становится невозможно, ремонтировать тоже бесполезно. Вот с электроникой примерно такая ж ерунда. Впрочем, если не овердрайвить - то вполне терпимо, и даже приятно.

- Круто! - Борян, кажется, и не замечал никаких перегрузов, - А чо-нить известное можешь? Ну там, из Тома-и-Джерри?

Ага, ну так-то и я смогу, а "Мурку" можешь? - вспоминается мне. Но поколение мафиози сильно изменилось - мурка это уже моветон. Впрочем, даже если б попросили мурку - я её семирежды уж позабыл. Несколько раз щёлкаю кнопкой "next" и включаю Pink Panther.

Темку эту узнал бы даже самый распоследний Чебоксарский гопник. Хотя, мало кто догадывается - что это тоже тот самый разужаснейший джаз, и автор - зубодробительный Генри Манцини. Вчера, на свадьбах я всё его Лунные реки играл. А сейчас к загадочной темке Розовой пантеры очень подходил мой прикид - кожанку я так и не снял, тёмные очки, шляпа.

- Охуенно! - услышал я ещё даже не повесив заключительный аккорд. Вердикт поддержал весёлый детский смех.

Между с тем - руки начали уже подзадубевать. На улице и так уж было не особо-то жарко, а со сгущающимся вечером совсем становилось зябко. Я всегда удивляюсь уличным музыкантам, которые и в дождь и в снег дудят в свои саксофоны и тягают меха баянов - активно дышать на морозе отдельная тема, граничащая с воспалениями, но элементарно по кнопкам-то, или тем ж ладам попадать замёрзшими пальцами - это ж нетривиальная задачка. Играл я однажды в декабре на морозе -25, и то не более пятнадцати минут - налажал всё, что только можно было. У джазменов, конечно, есть всеуниверсальная отмазка - я не лажаю, я импровизирую! Но не настолько ж. Впрочем, знакомый уличный музыкант говорил, что просто в перчатках играет. Похоже, надо тоже себе митенки мутить... Прям, к остальному образу как раз.

Я плотнее запахнул куртку, и, обняв гитару, подышал на ладони.

- Ага, холодно уже, пойдёмте внутрь... - поддержал меня кто-то незнакомый. Но в этот момент заиграл следующий минус и я инстинктивно тут ж подхватил его нон-аккордом.

- А-а, или это у тебя спецэффект такой? - одобрительно хехекнул дядька. Ну да, играл-то я по-прежнему вертикально обняв гитару. Пришлось отыграть тему до конца - к счастью это была очередная быстрая латина.

Слышу рядом ребёнок начал танцевать. Ну, нормально, дети - наше будущее, им точно плевать на какие бы то ни было "Мурки".

Лишь трек кончился - сразу жму на "паузу".

- Да, прохладненько уж, - говорю небрежно.

- Пойдёмте в зал, - поддерживает какая-то женщина. Одобрительно кивая, тоже самое сипит Борян, помогая мне перетащить комбик.

- Там ещё только чехол и дрын мой, - замечаю, ступая на деревянный настил. Похоже на веранду, вроде той, где я сидел вчера. Но где-то скраю, голосом Галкина галдел телевизор, напоминая, что я вовсе не в раю, а в баре "Сиськи".

- Дрын? - ржёт Борян, - Не ссы, не спиздит твою палку никто. Ща всё сюда притащим.

Дрыном - незрячие часто "ласково" называют свою белую трость. Вообще - немаловажная штуковина, хотя и привет из дремучего средневековья - не смотря на все нанотехнологии современности, GPS-навигаторы и даже ультразвуковые сканеры, без тактильной трости лучше не путешествовать. Хотя бы потому, что лучше сломать деревянную палку, чем случайно сунуть руку, или наступить в условную мясорубку... В идеале даже лучше таскать с собой запасную складную тросточку - если сломается основная, никогда не окажешся в ситуации слепого котёнка. Но моя запасная трость вечно превращается в основную безо всяких поломок - посему все эти шуточки на тему стрёма из-за тупой белой палки хоть и правда смешны, но в глубине своей безосновательны. И, вообще, может быть это ржавая катана замаскированная?

- Да я не ссу, - поддерживаю лексику, - Но обратно поеду, она мне ещё понадобится.

- Хуйня, - уверенно заявляет Борян, - Надо будет и до двери проводим, а если чо и у себя уложим. Хе-хе! Понадобится, говоришь? - хоть и не вижу, но прямо чувствую, как он мне хитро подмигивает, - Садись давай пока за стол.

Гитару с комбиком поставили за спиной - мне достаточно было протянуть руку.

- Не, мне завтра утром надо обязательно быть в Питере, - говорю вполоборота, - Но в том, что не бросите - уверен. Не был бы уверен - не поехал бы!

Честно говоря уверен я не был... Но тут уж игра, хоть и не ва-банк, но на доверии. Человек человеку друг, товарищ и волк - и всё такое. А у слепых ещё и некоторая дополнительная преференция даже на пиру людоедов - поскольку жертва подобная заведомо беззащитна, то и цена победы невелика. Так у матёрых угланов даже "закон" был - сирых и убогих не кантовать. В общем - проще сразу блефовать "в открытую" - да я как на ладони!

- Ну тут хоть потеплее, - смеюсь, - Чего вам ещё сыграть?

- Да сиди ты, бухнём пока, поговорим, - сипит Борян, - И, вообще, хули ты "выкаешь"?

- Да я ж вроде как не одному тебе, - сразу врубаю переходник "на ты".

- Ну да, ну да, - ухмыляется Борян, - Скажи лучше, бухнёшь теперь-то?

- Мне ж ещё лабать, - деликатно отказываюсь, - Хотя кофейку бы тяпнул.

- Кофе, хуёфе... - мычит Борян, - Светка! - неожиданно орёт он обернувшись, - А кофе какое-нить есть у нас?

- Да было, вроде растворимое... - неуверенно отзывается Светка.

- Ёбни-ка кружку, - приказывает Борян.

Я в очередной раз улыбаюсь. Матюги - сверхуниверсальные языковые переменные. В моём понимании "ёбнуть кружку" - это "разбить". Но, нет, в контексте диалога о наличии кофе - коннотат, подсмысл выражения приобретает абсолютно чёткие черты "налить". В подобных метаморфозах - какой-то там средний кофиёв род вообще становится неважным.

Все эти литературные заморочки вообще никого не парят, ни единого слепошарого музыканта на свете - что уж говорить о сиплых Комаринских Борянах. А я вот, болезный, умудрился вляпаться в глубины прикладной семиотики, после чего то и дело усмехаюсь, как полный кретин - смех без причины, известно что за признак. Хотя, книжночервие даёт и весьма неожиданный эффект - когда даже из полного треша реальности черпаешь характеры и сюжеты большой ржавой поварёшкой. Я даже пока в такси ехал - всё думал, дескать, не заработаю, так хоть лулзов наберусь. Так и вышло.

- Миха... - заговорщецки вдруг пихнул меня в бок Борян, - Миха, а ну колись. Чего там тебе понадобится? Ты ж понимаешь, ага? Я ж вижу, что понимаешь?

С учётом того, что подобные разговоры совершенно однозначно указывают на некую "незаконность" темы - да, я всё прекрасно понимал. Правда вот, девиация эта могла быть ой какая разная...

- Кхм, - поморщился я, - Вероятно понимаю, но лучше бы ты выразился точнее...

- Ну ка-а-ак, - разочарованно протянул Борян, и поширыхал ладонями, - Ну это, малышку ж хочешь, да? Ыть-ыть. Ну, блин, Миха, дети ж тут, хули ты...

Наркоманы шприцы свои ласково величают "машинками", ганджубасы "штангами", разбодяженный спирт "флаконами", и далее в том же духе. Уже дважды попадал под некий религиозный кадрёж, в духе "аллах любит тебя", где тоже свои "организации". С торговцами оружием ещё ни разу не пересекался, но у тех тоже поди сплошь "стволы", да "вертушки". Сейчас мне явно попался доморощенный сутенёр...

- Не-е, спасибо, Борь, - смеюсь, - У меня насчёт этого свои принципы.

- Тю-ю, - разочарованно тянет Борян, - Ну и как долго ты собираешся блюсти эти свои принципы?

- В смысле? - реально не совсем врубаюсь.

- Ну, это, тихо сам с собою, правою рукойю, - и опять послышались характерные звуки руки об руку, под аккомпанемент гадливого смешка.

- А-а, если ты об этом, то не беспокойся, тут всё схвачено, - деловито говорю.

- Дык, ясно, бля, что не схватишь, не кончишь! - грегочет Борян, - Ну, ладно, Миха, сам как знаешь. О, бля, вот и кофий твой!

- Спасибо, - дзенски киваю, нашаривая стаканчик.

- А тебе, это, лет сколько? - подобным тоном, должно быть, спрашивают о сроке на киче.

- Да уж двадцать восемь, - прихлёбывая, отвечаю, как можно вальяжнее, а то в этой стилистике мой "дзен" немного дизсонирует, - А вслепую лет тринадцать мотаю.

- О, бля, а ты не это, что ли, не с рождения, э-ээ, такой? - сразу как-то пугается Борян.

- Неа, - весело продолжаю прежним морячком, - Школу ещё обычную заканчивал, а вот музыке уж "втёмную" учился.

- Нихуя себе... - совсем убито выдыхает Борян, - А чо случилось-то?

Хотел уж в контексте былой темы пошутить - мол дрочил много, тем более, что есть такая идиотская шутка, мол, грешок сей детский ведёт к слепоте, а так же к волосатым ладошкам. Правда, если бы так было - ослепли бы почти все. Но Борян как-то излишне близко принял к сердцу мои признания, решил не травмировать его дальше неуместными шутками. Да и дети ж, правда, бегали рядышком...

- Травма была, - лаконично отрезаю.

- Ни хуя себе хуйня! - поражается Борян. Судя по всему я ему только что реально "порвал шаблон". Если бы рукоблудие и какие бы то ни было травмы вели к слепоте - удивительное дело, как до сих пор простой Комаринский паря всё прекрасно видел?!

Повисла мрачная тишина. Даже телевизор за спиной как-то пришипился.

- Ну, и чо, полный пиздец, восстановить никак? Операции там... - Борян даже сипеть перестал, и его голос сделался очень похожим на Галкина за спиной. Я думаю, если бы телеведущий внезапно вздумал матюгнуться в прямом эфире - сделал бы он это точно также, приподняв бровь и будто самому себе удивляясь.

- Обычными методами нет, хотя всякие современные технологии разрабатываются, но там расценки не совсем адекватные, - врубаю "Эйнштейна" я. В своё время много читал обо всех этих "бионических" глазах, искусственных сетчатках, вживлённых электродах и тому-подобных матрицах головного мозга - так что "грузануть" по теме в принципе могу.

- И сколько, примерно? - лишь услышав о расценках, тут же засипел обратно Борян.

- Ну где-то в районе сотни тысячь евро, и результат непредсказуемый почти, - вспоминаю я чего читал по этой теме.

Борян молчал, видимо перемножая курс евро на сто тысячь.

- Нихуя себе, а ведь Михаил-таки стал миллионером! - удивлённо закричал Галкин из телевизора. Где-то в парралельной вселенной.

- Что-то типа десятки мультов, короче, - наконец выдал Борянский арифмометр.

- Ну да, - пожимаю плечами я. По моим прикидкам что лимон, что десять, что сто - всё одно, он вам не лимон.

- Ну, в принципе, не пизда, - почёсывает ухо Борян. "Но таки и не хуй" - додумываю за него я, но Борян продолжает: - А чо-нить там, ну типа попы мож какие чего умеют?

Я несдержавшись усмехаюсь. Не впервые замечаю эту логику, что религия это какой-то парралельный науке изобретательско-конструкторский метод. Сумма теологии и сумма технологии, ну да - аналогия не лишена смысла, только тут тогда надо говорить о разнице физики и лирики - а это трактат ещё на сотню килознаков. А пока лишь замечу, что бессмысленно реинсталлить софт, когда сломан хард.

- Не, а чо ты ржёшь? - тут же обижается Борян, - У меня вот у братана тоже однажды глаз болел, не то чирий, не то ещё какой хуй вскочил, так ему бабка-шептунья в харю плюнула, перекрестила, поебень какую-то прошептала, и всё прошло.

- Да пройденый этап, - добродушно говорю, - Прошёл я уже и через докторов, и через профессоров, и через церковь, и через бабок-шептуний. Трабла несколько сложнее, чем ячмень на глазу.

- А может надо просто пиздануться хорошенько? - продолжает выдвигать "целебные" гипотезы Борян, - У того же братана зуб однажды болел, тоже всё лечить ходил, заебал всех, а потом, короче, бухнул, и по-пьяне о дверной косяк ке-ек пизданётся. Враз всё прошло.

Видимо братан у Лёхи тоже с богатой биографией. Может даже покруче моей, ведь комбик-то у него больше.

- Не-е, спасибо, - опять смеюсь, - Я уже "пизданулся". У слепни это вообще регулярно происходит со всеми этими билбордами посреди тротуара.

- Здарова, мудаки! - не сразу врубаюсь, что обращаются к нам. Новая компания - человека три.

- О, Колян! - встаёт Борян, слышатся дружеские похлопывания, - Познакомься, это, короче, тот слепой гитарист, про которого я рассказывал, - кивает он в мою сторону.

- Наслышан, - сипит Колян почти-что Боряновыми интонациями, только ниже. Если Борян сипел этакой простуженной трубой, то Колян застудил тромбон.

- Приятно познакомиться, - говорю, протягивая ладонь, - Вы не брат Борин случайно? - про комбик уж не стал добавлять.

- Брат? - ржёт Колян, - Ну да, в каком-то смысле мы все братаны.

- Садись, Колян, - приглашает Борян, - Ща нам Светка водяры принесёт. Чо, как днюху-то вчера отметил?

- Да ништяк, - плюхается Колян напротив. Через мгновение о стол звякают бутылки. Видимо, Светка обладает способностью телепортации, о которой вчера всё мечтал весёлый Тёма.

- День рождения вчера был? - спрашиваю, но мыслями всё ещё цепляюсь за вчерашнюю свадьбу, - Поздравляю. Аккурат в день свадьбы Марины и Петра получается.

- О, точно, ты ж вчера на свадьбе бухал! - спохватывается Колян, - Днюха фигня, каждый год, а свадьба - она раз в жизни!

Чистая правда, кслову. В старину даже символика свадебного обряда во многом совпадала с двумя другими единственными событиями каждой жизни - рождением и смертью, ритуальное омовение и прочие сингулярные курники. Правда женился-то не Борян...

- Хуйня, - уверенно заявляет Борян, - А хочешь мы ща Маринке с Петрухой позвоним и сюда позовём? - почему-то повернувшись спрашивает он меня одного.

- Думаю у них и без нас сейчас есть чем заняться, - многозначительно замечаю.

- Ну вот, бля! А прикидывался, что не понимаешь! - ржёт Борян опять шырыхая ладонями, - Водки накатишь с нами?

- Не, водку не пью, - говорю, - Я вообще с крепким алкоголем не особо дружу. Давайте лучше сыграю чего-нибудь.

- Во, это тема! - орёт Борян, - А мы пока шампуня надыбаем. Шампунь-то пьёшь, хоть?

- Шампунь? Пью! - смеюсь, поднимаясь из-за стола, - Только не хэдэншолдерс. Куда тут можно приземлиться с гитарой?

- Да всё там, не ссы, тока башкой не пизданись, там эта, как её... Притолока! - сипит Борян, - Я всё хочу тебе помочь, но понимаю, что лучше, что б ты сам всё нашаривал. Правильно я говорю?

Возможно Боряну и было элементарно лень, но я реально подивился житейской проницательности простого Комаровского синяка. Дело в том, что - излишняя забота, гиперопека над тотально-незрячими - первейшая ошибка всех, кто, так или иначе, оказывается в поле их деятельности. Искреннее (или не очень) желание проконтролировать каждый их шаг - вплоть до буквального кормления с ложечки, что уж говорить о более сложных действиях. Иными словами - полный отказ в какой-либо самостоятельности, адекватности и ответственности. Для меня, несомненно, что сами слепые зачастую и создают себе такую репутацию, излишне махая крылами, роняя чашки и безрассудно прыгая под колёса, ясно, что и воочию наблюдать жестокую сцену "познания" мира слепцом, путём встречи его лба со столбом посреди дороги (что, увы, неизбежно на начальном этапе) - тоже зрелище не для слабонервных. Отсюда и берутся все эти "помощники", разговаривающие не со слепым, а с собакой поводырём, мол: "Ты скажи своему хозяину, что скоро будет поворот!" (абсолютно реальная история, кстати), а также непрерывные радиообразные монологи помогающих перейти улицу - вперёд-вперёд-вперёд, бордюр-бордюр-бордюр, а сейчас направо, направо, направо (подобным образом общаются разве что с трёхлетними детьми) - всё это плоды каких-то настоящих "тяжёлых" случаев, но, так же абсолютной истиной, как раз является то, что, поступая подобным образом, все эти "помощники" оказывают лишь медвежьи услуги, ведь они не собираются следить и контролировать этого отдельно взятого слепца всю свою жизнь (такое просто невозможно, даже если речь идёт о родных), и по сути происходит акт чистого фарисейства - да плевать мне на тебя, попади ты хоть под трамвай, только не на моих глазах (только не в мою смену, не на моей территории, не при моей эпохе, ой), и единственно эффективный метод в данной истории - дать изголодавшемуся удочку, а не кормить с ладони рыбкой (сидя при этом на ёлке). Я уж не говорю о том, что любой, даже самый "конченый" инвалид - не перестаёт считать себя человеком, а человек это, прежде всего, целенаправленно действующий субъект - только сами представьте, какого это, жить в условиях вечной весны в одиночной камере? Отсюда и прямейший вывод - если хочется по-настоящему помочь - не нужно "сверхусердствовать". Предупредить, что человек чешет прямиком в столб может и нужно, но вот насильно хватать его за руку и вести на середину дороги не стоит.

Подбадриваемый пьянеющими голосами - благополучно нашариваю свою гитару, комбик и пластик кресла. Может быть это, вообще, "ужин дураков" продолжается, но лучше так, чем за рученьку.

- А Цоя можешь? - задаёт концептуальный вопрос кто-то из вновьпришедших. Ей богу, место встречи, и впрямь, изменить нельзя...

- Миха ещё и песни поёт! - хвалится Борян.

- Цоя, к сожалению, не пою, - улыбаюсь, - Хотя когда-то играл. - не уверен, врубились ли слушатели в разницу...

Начинаю лабать вступление "Кукушки". Года два тому назад мы с вокалисткой в универе всё мутили странный один проект необычных каверов - брались песни русрокеров, ну, прежде всего стихи - и переделывались до неузнаваемости, перекраивалась гармония, мелодия, форма, стиль, получались этакие "неоромансы" под джазовым соусом. Дальше зачина дело так и не зашло, и я уж успел отыронизировать, дескать, песни мы рекомпозировали потому-что в оригинале нифига прожарить не могли - но пара Цоевских песен в репертуаре остались до сих пор. Правда в том самом жутко перефразированном виде...

Вступление-то было на основе оригинала - и сразу угадывалось. Но вот уже в начале куплета шла модуляция, и далее всё лишь усугублялось. Посему, отыграв первые восемь тактов я засмеялся и сказал, мол, пардоньте, друзья, тысячу лет не играл, забыл.

- Давайте лучше Башлачёва... - предложил я и взял первые аккорды "Вишенки".

Кто такой СашБаш простые Комаровские парни вряд ли знали, хотя, если мне не изменяет склероз - именно в Комарово, в своё время, Башлачёв даже прожил около года у какой-то мухоморной чиксы, правнучки бабы-яги. Вишенку я бы мог даже спеть - но, вполне ожидаемо, предложение это не вызвало ажиотажа. Впрочем, "Вишня" - одна из самых спорных песен легендарного русрок-поэта, ведь музыка открыто спионерена у Британского фолкрокера Донована. Хотя, да, на Донована Комаровским забулдыгам уж точно было даже не начхать, а, какой бы Борянский глагол позабористее подобрать...

Пока размышлял - песня под пальцами успела кончиться. На удивление - раздались апплодисменты. Причём хорошие такие - пока я играл, вспоминая свои заморочки, кажется в бар пришло ещё человек десять.

- Это Миха! - хвалился Борян, тыкая в мою сторону стаканчиком, - Это я его привёз!

Решил закрепить успех и опять воткнул флешку. Там как раз по порядку должен был быть "Shape of my hearth" Стинга. Мелодия, которая неизменно пользуется успехом у абсолютно всех слушателей - что у любителей попсы, что у аппологетов рока, что у ценителей джаза, и даже у преверженцев опостылевшего шансона.

- Ух ты, это ж Стинг! - сразу заценил чей-то женский голос.

Но брутальные Комаровские чувачки на сей раз не стали хлопать. Не знаю уж, чем им Стинг не угодил?

- О, шампунь! - низко просипел кто-то, не-то Борян, не то Колян, - Миха, шампунь принесли! А ну кидай свою балалайку, ты обещал!

Делать нечего, хотя я терпеть не могу все эти "ты меня уваж-жаешь, ик?".

- Только немного, - говорю, откладывая гитару, - А то, э-э, могут быть последствия.

- В космос улетаешь? - сочувственно спросил кто-то.

- Ну да, типа того, - усмехаюсь, - Посему я символически, за компанию.

- И шашлыка тож! - кинул передо мной Борян пластиковую тарелку в которой вкусно пахло жареное мясо. Я опять мысленно высказываю ему респект - а то тут однажды уже "эксперементировал" с алкоголями на голодный желудок, космонавт.

- Спасибо, - кусаю шашлык и прихлёбываю шампанское. На удивление вкусно - я ожидал от бара "Сиськи" куда большей сивухи.

- А, всё-таки, Миха, - заговорщецки подмигивает Борян. Я даже жевать перестал. Опять "малышки"?.. - Колись, Миха, что случилось? Как ты ослеп?

- Долгая слезливая история, - пытаюсь отшутиться. История, и правда, страшно долгая...

- Хуйня, - уверенно гудит Борян, по-видимому уже морально подготовившийся к любому трешу, - Подрался с кем-то, да?

- Неа, - хмыкаю, - С высоты упал.

- У меня, брательник, короче, тоже однажды с горки зимой упал, и сотрясение башки было, - сипит напротив Колян. Похоже, всё-таки с Боряном они не родственники. Хотя и "братаны".

Самое смешное, что слова "братан" и "брательник" - не жаргонное изобретение - так в старину назывались, соответственно, старший и младший братья. У Даля можно найти, впрочем, как и всяких вуйтичей, или дчеричей. Хотя, не о том сейчас...

- Ну я на несколько этажей выше забрался, - опять хмыкаю.

- Пиздец, и чо было? - снова пугается Борян.

- Да, проще, могу показать, - пожимаю плечами и поворачиваюсь затылком. Вообще - шрам скрыт хвостиком, но можно особо и не поднимать его демонстраций заради. Чуть выше шеи на компанию смотрел настоящий такой пилоткообразный красноватый разъём, привет всем голливудско-киануривзнутым Нео от матриц головного мозга и критики чистой экзистенции.

Обычно я не докатываюсь до подобного "цирка", но сейчас игра забавляла по-настоящему.

- Короче, пиздец, трепанация была... - совсем убито изрекает Борян. Я лишь опять усмехнулся - вообще-то даже дважды. История, и правда, ну очень длинная... Впрочем, Комаровским браткам хватило и одного терминатора.

- Ёбнем! - будто последний выдох обречённых подводников прозвучал чей-то тост.

Я тоже поднял свой пластиковый стаканчик. Несколько раз ощутил чёканье. Звона кубков благородных донов слышно не было. Впрочем, оно и ясно...

- И чо теперь? - совсем убито спросил Борян.

Я в этот момент подносил к уху телефон - время узнать. Если зажать пальцем динамик - можно даже никого не мучать мерзкими интонациями пьяной бабушки-алкоголички речевого синтезатора. "Двадцать три, сорок восемь" - еле слышно пролепетал смарт.

- Ну теперь мне бы домой пора, - своим умиротворённо-постмодерновым дзеном улыбаюсь я.

- Тока ты это, ты не унывай! - спохватывается Борян.

- Да всё в порядке, - смеюсь, - That's OK.

- Хуёк... - задумчиво выдаёт Борян, но тут же подхватывает бравурной сипотой: - Ща мы тебе наше фирменное такси вызовем! - поворачивается и орёт: - Светка, позвони Петровичу!

- Да суббота, вечер, он занят, - тут же выученно отвечает Светка.

- Хуйня, мы подождём! - уверенно заявляет Борян, и не спрашивая наливает мне в стаканчик ещё шампанского.

Фирменное такси "Петрович" это, пожалуй, даже круче, чем "Сатана". Помню, когда-то в глубоком детстве, лет и десяти мне ещё не было - мы с друзьями играли в "интереснейшую" игру - "Петровичи". Игра заключалась в том, что мы набирали несколько "чебурашек" воды, нарезали буханку ржаного хлеба, мазали сверху майонез и шли на балкон, типа в гараж. Садились на мешках с картошкой и хомячили "бутерброды", запивая их из горлышек. Правда увлекательно? Детишечки...

- Короче это настоящая волга, чёрная, внутри - красная кожа, - азартно пояснил Борян так, будто речь шла о старинном ролсройсе.

- Круто, - говорю, правда без особого энтузиазма, - Пока ждём, давайте ещё пару темок сыграю?

- Да похуй, давай лучше выпьем, - выдвигает контрпредложение Борян.

- Ну я максимум вот это допью и мне хватит, - смеясь щёлкаю ногтем по стаканчику.

- Фраер... - тихо диагностирует кто-то из присных напротив, но мне как-то до Шарапова.

Допиваю шампанское, поднимаюсь и иду к гитаре. В принципе "квасанул" немного, по меркам тёртых Комаровских парней - вообще детсадик, но шампанское традиционно пьянит, особенно "фраеров". Я хоть и закусывал - флешку вставил не сразу. Комбик очень удачно заиграл "Yesterday" Битлов. Первое проведение темы сыграл нормально, а вот в повторе, когда добавляю в мелодию октавы и аккорды - намазал.

- В общем, нельзя гитаристам пить, - смеюсь. Правда никто, похоже, вообще не заметил никакой лажи.

Песня короткая - пару минут. Повесил заключительный аккорд и слышу...

- Боренька, что такое? - обеспокоенный женский голос со стороны стола.

- Да чота печень... Нахуй... Давит... - кряхтит Борян.

Куда, куда? Прикусив язык, прячу улыбку. Нехорошо зубоскалить... Хотя впору было заржать в голос.

Комбик заиграл "Summertime" Гершвина. На самом деле это одна из самых популярнейших мелодий мира - но у нас до сих пор не все знают. В летний ча-ас жизнь легка и прекра-асна. Честно говоря, через неделю в Питере выпал снег - зашибись лето, но тогда предвидеть это было непросто. Вряд ли я наколдовал джазами - хотя меня саксофонист в ресторане долго стебал, мол, только тепло настало, а ты тут со своим "Let it snow".

Не дозвучало и начала темы - слышу окрик:

- Петрович подъехал!

- Борюня, ты в порядке? - резко крутанув эквалайзер "жалости", спросил тот ж голос.

- Да хуйня! - отмахивается Борян, и я слышу скрип отодвигаемой скамейки.

Обрываю свои "Самматаймы", и неспеша пакуюсь.

- Да не торопись ты, - стоит над душёй Борян, - Петрович свой хуй.

- Да я вроде и не тороплюсь, - улыбаюсь, размышляя как же они всё-таки окрестят меня? "Фраером" или "своим хуем"?

Выходим на улицу - свежо, хорошо. Летом тут, наверное, ещё и кузнечики сверчат. Сейчас, правда, тихо, как у негра... Точнее у Бетховена.. В ухе.

- Не ссы, с Петровичем я расплачусь, - пожимает мне руку Борян и помогает разместиться в салоне, - Во, зацени, кожа! - шырыхает он ладонью по растрескавшемуся дерматину.

Шырых и не ссать, говорите? Но мне, и правда, уже хотелось в гальюн, извините.

- Да, конечно. Спасибо за приглашение! - говорю. Ну да, весело так съездил же, шашлыка поел, шампанского попил. А гонорар - да Бах с ним.

- Хуйня! - кидает своё "коронное" Борян, - Будь на связи. Мы тебя ещё в Нью-Йорк играть отправим.

- Обязательно, - смеюсь и, под стук закрываемой дверцы, откидываюсь на скрипнувшую спинку. Подголовника, конечно же, не было.

Вскоре за руль сел и Петрович, я уж думал сейчас поедем, как вдруг снова открывается моя дверца. Думал, опять Борян, но нет...

- Слушай, а с какого этажа ты всё-таки упал? - словно у покойника полушёпотом спрашивает чей-то незнакомый тенорок.

Надо было сказать - с луны. Но...

- С восьмого, - той ж мертвецкой интонацией честно отвечаю.

Вместо нового комментария слышу лишь тяжёлый вздох, и дверца волги опять закрывается, теперь уже окончательно - будто крышка гроба.

- Ну, поехали? - несколько раздражённо спрашивает водила. Судя по голосу дедушка лет под семдесят.

- Конечно, - киваю.

Машина, несколько раз кашлянув, наконец, завелась и грузно сдвинулась с места. Давно я не ездил на подобных колымагах, буржуй. Москва, Питер, двадцать первый век, а стоит выехать в пригород и как в середину девяностых попадаешь. А углубишся ещё дальше - тут на тебе и Брежневские райкоматы, и Хрущобские совхозы, и даже Салтыково-Щедринские губернии кое-где сохранились.

"Будущее уже здесь. Оно просто неравномерно распределено" - писал американский фантаст Брюс Стерлинг. Можно было бы традиционно сарказмнуть - да он просто не бывал в России! Но он бывал. И вынес вердикт: "Россия - страна победившего киберпанка". Киберпанк - это стиль такой трешевый, где главный принцип - нет ничего такого, что нельзя сделать с человеком, чего нельзя было бы сделать с крысой. Всё верно, Брюс, но ты был только в Москве...

Если бы не "будильник" мочевого пузыря - уснул бы, наверное, прямо в волге. Утлый старец за рулём челна молчал всю дорогу. Магнитола не играла - саундтреком обратного пути было лишь шуршание шин. По заветам этой сказки мне нельзя было оборачиваться, но, вообще-то, не особо-то и хотелось.

- Тут, что ли, где ка-пэ-пэ? - наконец спросил водила когда мы завернули на мою улицу.

- Там, сразу после автобусной остановки налево, - устало поясняю, - И во дворе прямо, почти до упора.

Машина остановилась. Пока сонно нашаривал ручку - Петрович уже открыл дверцу с той стороны. Вытряхаюсь с гитарой, а "камердинер" вытащил комбик.

- Ну, всё? - не скрывая раздражения спросил таксист.

- Да, да, спасибо, - говорю, - Только направьте меня к подъезду, если не затруднит...

- Не затруднит... - сквозь зубы шипит Петрович и подводит меня к железной двери. Я ещё по звуку бордюра под ногами понял - не моя парадная.

- А это какая лестница? - спрашиваю.

- Вторая. Ну, прямо во дворе.

- Ой, мне пятая нужна, - признаюсь. Вечно-то они путают, - Ну, или ладно, давайте я уж сам дальше.

- Да нет уж, - скрежещет зубами Петрович, - Мне сказали вас до двери доставить.

В тёмном Питерском небе послышался пьяный хохот мефистофеля. Или ангел-хранителя? Сиплый такой грегот.

- Тогда нам за угол, - улыбаюсь и иду к своей пятой лестнице.

Позади слышались тихие шаги, словно следом крался сумрачный тать.

- Доброй ночи, - говорю я в ночь, лишь домофон пискнул открываемым замком.

- Прощайте, - обречённо молвил Харон Петрович.

За сим моя двудневная "свадебная" сага и окончилась. В самом деле, не рассказывать ж, как я, поднявшись к себе, быстро скинул куртку и прямо в туфлях ринулся в туалет. Какое-то некомильфовое окончание. Пусть, что ли, лучше телефон эсэмэской свистнет с какого-то незнакомого номера:

"Завтра в 10"

Чтуо-о?



=============
Nebulatory.RU - послепостмодернистские байки, шутийные истории и ещё два товарис-Ч-ща